Комендантский час в Ижевске: pro et contra

27 сентября 2011 года парламент Удмуртии принял закон о «О мерах по защите здоровья и развития детей в УР», известный больше под названием «закон о комендантском часе». В документе черным по белому прописано, что несовершеннолтеным детям запрещено находиться на улицах зимой с 22 до 6 часов и с 23 до 6 часов летом.

И вот, уже 1 февраля 2012 года закон вступает в силу. Все ли мамы, педагоги, врачи и вообще взрослые, чья профессиональная деятельность связана с детьми, в курсе нововведений?

Ижмама.ру задала несколько вопросов специалистам города Ижевска.

Поздеева Елена Валерьевна, начальник отдела по делам молодежи Администрации Первомайского района города Ижевска.
Пишкова Ольга Вадимовна, детский правозащитник, первый Уполномоченный по правам ребенка в городе Ижевске

1. Знаете ли Вы о том, что с 1 февраля на территории УР вступает в силу закон о комендантском часе?

Е.В.: Да, знаю. Из средств массовой информации, на родительском собрании в школе также «просветили» в доступной форме.

О.В.: Да, знаю. В 2009 году входила в рабочую группу по разработке этого закона.

2. Считаете ли Вы, что эта инициатива государства действительно может воспрепятствовать росту преступности?

Е. В.: Считаю, что данный законопроект должен  снизить количество преступлений, по крайней мере,  в отношении детей и подростков. Ведь вводимые  ограничения для несовершеннолетних  — это в первую очередь обеспечение безопасности самих несовершеннолетних.

О. В.: Нет, не считаю. Вопрос вообще не корректен, потому что у закона изначально цель не снизить преступность, а защитить жизнь и здоровье детей (несовершеннолетних). Поскольку сегодня ночная улица, двор (т.н. общественные места) в ночное время особенно опасны для жизни и здоровья детей. Решение о закреплении законодательных норм на уровне регионов принимали федеральные власти. Главной целью было ограничить время пребывания детей на улице в ночное время и в тех местах (в любое время), где жизнь, здоровье (физическое или психическое) ребенка подвергается опасности.

Раз цели снижения преступности не ставилось, то и не следовало бы о планируемом таковом результате говорить. Но повсеместно, в том числе и законодатели, и исполнители об этом говорят как об аргументе внедрения закона. А это значит, что не понимают его цели и суть. А это значит, что и исполняться он не будет.

3. Как Вы думаете, достаточно ли системы штрафов для того, чтобы наказывать «неблагоразумных» родителей? Существуют ли, на Ваш взгляд, альтернативные методы решения этой проблемы?

Е. В.: Административная ответственность в виде штрафа (500 рублей), на мой взгляд, вполне разумное «наказание». Штраф  может стать дополнительным поводом задуматься о возможном наказании , что приведет к усиленному контролю родителей за ребенком.

О. В.:Штрафы не решат ничего с точки зрения защиты и безопасности детей. В тех семьях, где отношения между детьми и родителями построены на уважении и взаимопонимании, штрафов не нужно. Такие родители и в отсутствии обсуждаемого закона относились и сейчас относятся к своим детям заботливо, интересуются, где они, беспокоятся, когда дети задерживаются, встречают своего ребенка, если он задержался поздно вечером. В этих случаях штраф не может быть регулятором детской безопасности.

Там же, где таковым может стать только штраф, возникнут еще более тяжелые детско-родительские отношения. В такой семье дело может закончиться рукоприкладством в отношении детей — даже если штрафы невелики. Альтернативными мерами, на мой взгляд, является работа, направленная на уважение ребенка и его человеческого достоинства в обществе. Только повышение уровня правовой культуры общества, в том числе и родителей, в отношении детей, будет устойчивой мерой по повышению их безопасности. С повышением уважения к человеческому достоинству, личности ребенка,  будет расти и уважение к человеку в целом — вне зависимости от того, какую иерархическую ступеньку он занимает в обществе или к какой социальной группе принадлежит.

Очень хороши были бы действия властей по развитию детской инфраструктуры дополнительного образования, отдыха. В городах сегодня почти ничего нет для развития подростков, их потребности в организации досуга не удовлетворяются. Работа эта не простая, не быстрая, но только она, на мой взгляд, может дать «вкусные» и здоровые плоды. Ни одна проблема только запретами не решается.

4. Как Вы считаете, к чему может привести введение этого закона? Не будет ли он в каком-то смысле ограничивать несовершеннолетних в их правах?

Е. В.: Боюсь, что этот закон коснется и «нормальных» родителей уже повзрослевших 16–17-летних детей. В их интересах, я за снижение возрастной планки на 2 года. И не вижу причин нахождения на улице в ночное время детей до 16 лет. Альтернативных методов решения не вижу. Я больше «за», чем «против» данного закона, вопрос в том, как именно он будет реализован.

О. В.: Такой закон, безусловно, будет ограничивать права детей. Подростки не так глупы: если с ними говорить о их безопасности доверительно и уважением, то они и сами примут какие-то ограничительные меры по отношению к себе. Дело здесь в другом. У нас вся среда — полиция, детские социозащитные учреждения, механизмы определения туда детей — абсолютно не подготовлены к принятым законодательным мерам.

Более того, в некоторых местах закон просто обречен не только на двойное, а на многократное толкование. Некоторые вещи нельзя прописать. Они могут быть исполнены только при высокой правовой культуре, иных традициях. И в заключение — те органы исполнительной власти, местного самоуправления, правоохранительные органы, которые должны будут исполнять закон, к сожалению, не отвечают тому уровню профессионализма и компетентности, который сегодня затребован обществом — и взрослыми, и детьми.

Остается открытым вопрос, куда деться подросткам, которые предпочитают ночное время суток для проведения своего досуга? Ходить с родителями за ручку в кино или на ночные катания? Или, заперевшись в комнате, попусту тратить свое время в Интернете?

Без регистрации